Бежать, чтобы идти: страховой рынок столкнулся с вызовами, требующими быстрых решений
Бежать, чтобы идти: страховой рынок столкнулся с вызовами, требующими быстрых решений

Судя по комментариям страховщиков, в 2019 году главными задачами станут расширение емкости рынка, в том числе через изменения условий страхования по ОГПО ВТС, а также работа с населением по повышению страховой культуры через предложение понятных и недорогих продуктов

Минувший год для страховщиков оказался непростым. «Застыли» продажи: премии выросли на 3,96%, не переиграв итоги 2017 года, когда прибавили 3,72%. Динамику обеспечило страхование жизни: сбор здесь вырос на 35%, до 89,2 млрд тенге. Выручка компаний по общему страхованию, наоборот, упала на 2,7%, до 295,6 млрд тенге. В отличие от банков, у которых всегда есть бизнес (сберегать и брать в долг будут при любых обстоятельствах), страхование является финансовой защитой, о которой мало вспоминают в период слабой экономики. Драйвером в общем страховании остается обязательное страхование ответственности автовладельцев (ОГПО ВТС). В 2018 году динамика премий в «автогражданке» существенно улучшилась: было собрано на 22,7%больше, чем в 2017-м. И, как отмечают эксперты, еще есть поле для роста: четверть автопарка страны фактически не охвачена страхованием. Имущественное страхование, признанный «моторчик» страхового рынка, в 2018-м просело на 12%. Корпоративный сектор, традиционно покупающий такую страховку, стал экономить, а спрос населения не в состоянии восполнить потерянные объемы.

Другим отрицательным трендом можно назвать усиление регуляторного надзора и консолидацию страхового рынка. В течение года регулятор предъявил претензии 18 страховым компаниям, выставив 167 различных предписаний. Сумма административных штрафов в 173 млн тенге стала рекордной. Наблюдая за рынком, Нацбанк приостановил лицензии девяти страховщиков и отстранил от должности восемь топ-менеджеров. Если 2017 год рынок проскочил «без жертв», то к началу 2019-го из 32 компаний осталось 29 (а фактически 26). Помимо закрытия сделки по слиянию страхового блока группы Halyk с аналогичным подразделением поглощенного Казкоммерцбанка, а также слияния СК «Виктория» и СК «Нурполис» (у компаний единый акционер), Нацбанк в феврале 2019 года все же отозвал лицензии у СК Kompetenz и СК «Салем». СК Standard вернула лицензию добровольно. И, похоже, консолидация сектора продолжится. Инсайдеры говорят о возможной продаже Kaspi.kz страхового бизнеса после IPO и о том, что СК «Виктория» при условии появления хорошего предложения не отказалась бы поменять владельца.

Страховой сектор теряет маржинальность, что, однако, не мешает ему притягивать инвесторов, считающих рынок интересным. КСЖ «Азия-Life» и СК Trust Insurance купил финансист, владелец инвестиционной компании «Фридом Финанс» Тимур Турлов. Ранее в СК «Архимедес» вложились китайские инвесторы (компания сейчас называется Sinoasia B&R). Новым инвесторам придется учитывать регуляторную нагрузку на страховой бизнес. К примеру, в последние годы страховщики неплохо зарабатывают на переоценке валюты. В 2015 году, когда Нацбанк перешел к свободному курсу тенге, чистая прибыль страховых компаний увеличилась в 4 раза. По итогам 2018-го она увеличилась наполовину. И здесь заметно противоречие, когда большинство владельцев страховых компаний, получая достаточную прибыль, отказываются вытаскивать ее из баланса через выплату дивидендов и рентабельность капитала топчется на месте.

Как считает независимый эксперт Азамат Керимбаев, активный надзор со стороны Нацбанка в последние годы привел к ситуации, когда специалисты страхового рынка (актуарии, риск-менеджеры и андеррайтеры) применяют излишне консервативную оценку. Это в свою очередь приводит к расходам по формированию резервов и сокращению доходов.

- Например, опасаясь санкций со стороны Нацбанка, страховщики инвестируют в традиционные, с точки зрения регулятора, инвестиционные инструменты. Они, безусловно, надежны, однако доходность по таким ценным бумагам невысока. Если же страховщики проявляют активность в инвестиционной деятельности, то регулятор сразу реагирует запретом, – констатирует собеседник. Керимбаев считает, что применение консервативной оценки имеет положительный эффект для страхователя и регулятора, однако не для акционера страховой компании: «Требования к капиталу страховщиков растут с каждым годом, поэтому все, что страховщик сумел заработать за предыдущий год, направляется на поддержку его платежеспособности».

Эксперт полагает, что страховые компании могут быть эффективными, придерживаясь ряда правил. Надо развивать внутреннюю аналитику, хотя процесс это не простой и требует перехода от принятия решений на основе экспертных мнений к принятию решений на основе анализа данных. Следует пересмотреть роль IT и поднять соответствующее подразделение в организационной иерархии: из сервисного оно должно стать ключевым. В будущем эффективными будут технологичные страховщики. Кроме того, важно оптимизировать дистрибуцию продаж; применять менее консервативную оценку и активнее инвестировать.

В цифру

Действительно, сегодня digital является наиболее употребляемым страховщиками термином. Все менеджеры, с которыми говорил Forbes Kazakhstan в процессе подготовки рейтинга, утверждают, что разрабатывают это направление. Прежде всего речь идет о введении с 2019 года онлайн-страхования при покупке полиса обязательного автострахования, когда продажи осуществляются через сайты страховых компаний. И, по оценкам страховщиков, продажи стартовали неплохо.

- Есть, конечно, проблемы по взаимодействию с Единой страховой базой данных (ЕСБД) и ее интеграции с государственными базами, где мы проводим идентификацию клиентов и их транспортных средств. Также бывает, когда база по физическим и юридическим лицам не работает и мы вынуждены запрашивать у клиентов документы. Такие проблемы решаются в рабочем порядке, и со временем, думаю, все наладится, – комментирует председатель правления СК «Коммеск-Өмір» Олег Ханин. – Следующий логичный шаг – переход к онлайн-выплатам, приему документов через сайт страховой организации. К сожалению, пока документооборот по выплатам все еще бумажный. Мы уже разрабатываем предложения по исключению бумажного документооборота и перевода всего процесса по страховым выплатам в информационную среду. Следующий этап в страховом digital – переход к онлайн-страхованию по добровольным видам. Чтобы люди привыкли покупать страховку не выходя из дома. Статистика онлайн-покупок по обязательному автострахованию хорошая, наблюдается рост продаж. Самые активные клиенты – в возрасте 26–45 лет.

Касательно онлайн-выплат председатель правления СК «Сентрас Иншуранс» Бейбит Турысбеков уточняет, что часть вопроса уже решена – например, страховщики могут самостоятельно выгружать из общей базы решения суда. Но остаются моменты, которые мешают полноценно развивать сервис онлайн-выплат. Также рынок опасается вести полноценные онлайн-выплаты из-за риска мошенничества. Этот риск становится с каждым годом все более масштабным.

- Мы хотим доверять клиентам, готовы проводить онлайн-выплаты, но нам нужна поддержка государства в части законодательства, обеспечения инфраструктурой для онлайн-выплат. Надо позволить страховой компании платить на основании электронных документов и простого подтверждения (фотографии и заявления страхователя). Сейчас такого нет. Нацбанк разрешил онлайн-выплаты, но остаются непроработанными технические моменты, – поясняет Турысбеков.

Относительно Insurtech можно сказать, что цифровизация страховых компаний будет сильно отличаться от тех же банков из-за особенностей и масштаба бизнеса. Например, банки начали внедрять финтех с разработки мобильных приложений, которые выступают посредником и инструментом реализации определенных банковских операций. В страховом секторе, по всей видимости, приложений не будет, рынок пойдет собственным путем.

- Мобильные приложения страховых компаний не так популярны, как банковские. Если банковское приложение используется ежедневно, то в страховании вы покупаете полис, который действует 12 месяцев и по которому, возможно, ничего не произойдет. Большей частью люди взаимодействуют со страховщиками через личные кабинеты, – замечает Ханин.

Турысбеков считает, что у страховщиков в Insurtech большое будущее.

- Согласен с тем, что приложение по страхованию не будет пользоваться большой популярностью, тем не менее страховщики в сервисном режиме могут оказывать услуги в течение года, чтобы обеспечивать постоянный контакт с клиентом, например, в плане партнерских решений и консультаций. Страховщики тоже стремятся быть сервисными компаниями и не просто продавать страховку, а подсказывать клиентам пути решения их проблем, – говорит собеседник. По мнению эксперта, уже сейчас можно говорить, что страховщики будут создавать определенную экосистему, связанную с рисками, и обеспечивать сопровождение клиента в этой экосистеме, чтобы тот знал, какие у него могут быть бонусы, когда договор нужно пролонгировать и т. д.

Синдром Алисы

Insurtech будет приводить к усилению конкуренции и кастомизации страхования. Крупным банковским страховщикам проще продавать продукты, находясь в системе банка. Самостоятельность небанковских компаний стимулирует развиваться динамичнее в направлении онлайн и больше заниматься вовлечением клиента в страхование. В этом плане розничные компании должны, как героиня из сказки «Алиса в Зазеркалье», бежать изо всех сил, чтобы оставаться на месте, а чтобы куда-то прийти – приложить вдвое больше усилий. Культура страхования медленно, но верно растет. Так или иначе страховому рынку придется принять правила бизнеса, где в первую очередь учитываются интересы клиента.

Председатель правления СК Amanat Ергали Бегимбетов поясняет, что, когда идет речь о конкуренции, необходимо разделять услуги страховых компаний на две группы – розничные и корпоративные. Каждое из этих направлений имеет свой доминирующий вид конкуренции.

- В рознице большая часть страховых компаний все еще осуществляют конкуренцию в области привлечения посредников, стараются развивать агентские сети, сотрудничать с агентами, которые владеют наиболее объемной базой потенциальных клиентов. В корпоративном секторе, несмотря на попытки развития прямых продаж, страховщики стараются максимально снизить цены, чтобы привлечь клиента, и постоянно оптимизируют расходы, – говорит он. – К сожалению, и там и там не учитываются интересы клиента. В рознице компании нацелены на получение быстрых доходов через посредников, в то время как в корпоративном секторе демпинг и стремление к сокращению расходов не дают развить качественный сервис. Многие страховые компании не уделяют должного внимания развитию своего сервиса, наполнению и качеству собственных продуктов. Но мы предполагаем, что в ближайшее время ситуация начнет меняться благодаря развитию онлайн-страхования.

Приобретение страховых продуктов через сайты компаний может стать основным каналом дистрибуции, так как это удобно, быстро и в некоторых случаях выгодно потребителю: дает скидку в 10% при покупке полиса ОГПО ВТС. Главное, при выборе страховщика клиент будет принимать относительно независимое, осознанное решение, развернется настоящая борьба за потребителя, компаниям придется улучшать продукты, полагает Бегимбетов.

Судя по комментариям страховщиков, в 2019 году главными задачами станут расширение емкости рынка, в том числе через изменения условий страхования по ОГПО ВТС, а также работа с населением по повышению страховой культуры через предложение понятных и недорогих продуктов. Игроки ожидают большой сдвиг в премиях по ОГПО ВТС: два последних года они настойчиво обсуждают вопрос изменения тарифов. И если в 2018-м этот аспект не вошел в изменяемое законодательство, то в 2019-м близок к правовому оформлению. Касательно изменения тарифов по ГПО ВТС готовится техническое задание для актуариев. Свои предложения сделали страховой рынок и регулятор.

- Актуарные расчеты ждем к осени этого года. После чего будем анализировать коэффициенты и обсуждать, какие дополнительные опции включать в продукт, чтобы определить, как это скажется на стоимости полиса для авто­владельцев. Хочу отметить, что коэффициенты могут быть как повышающие, так и понижающие, – информирует Ханин.

 

Татьяна Батищева, финансовый обозреватель Forbes Kazakhstan